Ваша корзина: (0) - 0 руб.
| Можно сделать слесарный и кузовной ремонт уже в этом месяце. Экспертный совет

Рекорд выживания (Из истории Амакинки)

Сколько может продержаться человек в якутской тайге — один, без еды, без огня, без теплой одежды и сносной обуви, без защиты от гнуса в самое комариное время? Опытный таежник скажет: — две недели, не более. А потом человек уже не сможет двигаться, будет лежать, обессиленный, и умирать от голода. Так вот — этот опытный таежник будет неправ. Чистый эксперимент поставил случай в Амакинке в 1981 году. Запас жизненных сил в человеческом организме оказывается на удивление большим. Добавим, однако, в хрупком женском организме.

15 июня из своей палатки в лагере геологического отряда Эрика Алексеева исчезла студентка-практикантка Наташа Косорукова. Вышла утром в лес по своим делам и ... пропала. Ни в обед, ни вечером в лагере не появилась. Не пришла и на следующее утро. Хотя ночи в июне светлые, она могла вернуться в лагерь и ночью. Стало ясно: заблудилась в лесу, сама выйти не может, надо что-то предпринимать. Поиски в лесу близ лагеря результатов не дали, на крики и на выстрелы Косорукова не отзывалась. Значит отошла от лагеря далеко, если не случилось худшего. Нападение медведя было маловероятным, но не исключалось.

17 июня, после безуспешных самостоятельных поисков, начальник партии Борис Полунин сообщил по рации в экспедиции о ЧП в партии. Партия базировалась недалеко от Нюрбы в нижнем течении правого притока Вилюя — речки Батамайка, всего лишь в 50 километрах, что в дальнейшем в какой-то мере облегчило поиски.

Начальник Амакинской экспедиции В.Ф. Кривонос поднял людей как по боевой тревоге: была срочно сформирована поисковая группа из двадцати двух опытных геологов, которые камеральничали на базе экспедиции. Ответственным за наземные поиски был назначен главный геолог экспедиции Валерий Подчасов, а вертолетные поиски и общую координацию поисковых работ взял на себя начальник экспедиции (который ежедневно сам участвовал в поисковых облетах, затрачивая до двух санитарных норм летного времени МИ-8 и МИ-2). Исчезновение студента в тайге — дело очень серьезное, налагающее большую ответственность на руководителя экспедиции.

Ход последующих событий лучше всего проследить хронологически по датам календаря.

17 июня. Вертолет МИ-8 высадил поисковую группу в районе работ партии Полунина и сделал облет района, затратив полный дневной ресурс. Результат нулевой: на открытых от леса пространствах человека не обнаружено, дыма от возможного костра нет. Наземная поисковая группа начала исхаживание тайги вокруг лагеря.

18 июня. На поиски снова занаряжен вертолет МИ-8, выброшена дополнительная поисковая группа во главе с работниками аппарата экспедиции Казанковым и Домашевским, сделан облет территории с более широким охватом. Экспедиция вынуждена сообщить о ЧП в Якутск.

19 июня. Звонок в экспедицию начальника ЯТГУ В.А.Биланенко, крайне обеспокоенного происшедшим. В том сезоне это был уже третий случай пропажи людей в Амакинской экспедиции (незадолго до этого исчезли рабочие Белых и Преловский). Предложено принять самые энергичные меры, чтобы найти потерявшуюся студентку. Кривонос вылетает на поиски вместе с начальником геологического отдела Тойво Хюппененом. Облет территории на дополнительном вертолете МИ-2 снова ничего не дает. Наземные поисковые группы тоже не обнаруживают каких-либо признаков человека: ни следов, ни сломанных веток, ни кострищ.

20 и 21 июня. Поиски продолжаются. Группы следопытов исхаживают тайгу, что называется, вдоль и поперек, все время расширяя территорию опоискования. Наземные отряды перебрасываются вертолетом МИ-8 на новые места. Ведутся облеты на МИ-2 с визуальным наблюдением. Поискам сильно мешает непогода, холодный дождь. С целью заметить и забрать Косорукову, если она выйдет на берег Вилюя, направляются для патрулирования две моторные лодки.

22 июня. Якутск интересуется результатами поисков, звонки идут постоянно. В Нюрбу вылетает зам. начальника управления по ТБ Юрий Бубелов. После его встречи, Кривонос с Подчасовым снова начинают облет территории на МИ-2, затрачивая их полный ресурс. Старший геолог геолотдела Альберт Потуроев координирует наземные поиски. Результатов никаких.

23 июня. Начальник и главный геолог экспедиции весь день с 8 утра до 12 ночи облетывают на МИ-2 и на МИ-8 район возможного местонахождения Косоруковой. Организована и заброшена еще одна поисковая группа численностью 11 человек под руководством Юры Ломакина. Наземными поисками занято уже 33 человека. Руководство экспедиции вынуждено сообщить родителям, живущим в Солнечногорске Московской области, об исчезновении дочери. В разговоре с ними мало приятного, они крайне встревожены.

24 июня. Наконец-то обнаружены следы! Они очень далеки от стоянки отряда Алексеева. И по следам установлено, что Косорукова идет не к лагерю, а в обратном направлении. Поисковые отряды начинают срочно перебрасываться вертолетами в район, где обнаружены следы.

25, 26 и 27 июня. Наземные посковые группы под руководством Юры Велика и Альберта Потуроева прочесывают местность вблизи от обнаруженных следов. Кривонос и Скобелев с раннего утра до глубокой ночи, меняя вертолеты, облетывают квадрат за квадратом новую территорию. Организуются две дополнительные поисковые группы в составе 12 человек, куда включены и женщины-добровольцы. Два мотоциклиста патрулируют дорогу Кюндядя — Батамайка. На речке Хонхор высажен лодочный десант.

28 июня. Начальник экспедиции вылетает с Юрием Бубеловым к отрядам, занятым наземными поисками. Подобрана новая группа под руководством Тойво Хюппенена для опоискования Вилюйского склона.

29 июня. Беда, как известно, не приходит одна. В этот день в экспедицию приходит сообщение из Эбеляха, что проходчик Шнырев попал под винт вертолета и получил смертельную травму. Туда вылетают зам. начальника экспедиции Александр Сорокин и геолог Антон Ярош вместе с представителем ЯПГО Семеном Саранчуком. Поиски Косоруковой продолжаются, но следов новых нет. Поисковые группы снова в растерянности.

30 июня. Геофизик Николай Федоров вылетает со следователями в район Конончана на Среднюю Марху, где незадолго до этого исчез рабочий Преловский. Поиски Косоруковой ведутся активно, из аппарата экспедиции подключаются к поискам Александр Бардаков и Сергей Чухнов, но положительных результатов нет.

1, 2 июля. В район поисков направляется еще одна группа геологов и работников аппарата экспедиции в составе Зимина, Николаева, Борисова, Плешкова, Коновалова и Романчикова. Родители Наташи звонят ежедневно, но ничего утешительного или определенного из экспедиции сообщить им не могут. Облеты на МИ-2 и на МИ-8 продолжаются, но вылетам и визуальному наблюдению мешает непогода, идут дожди. Наземным отрядам трудно ходить по мокрому лесу. Все меньше шансов найти студентку живой. Бубелов потерял надежду на благополучный исход поисков и улетел в Якутск.

3 июля. Обнадеживающее известие!! Обнаружены относительно свежие следы выше по Батамайке в сорока километрах от ранее найденных. Значит, вопреки здравому смыслу и несмотря на обстоятельный инструктаж, проведенный с практикантами перед полевым сезоном, Косорукова идет (или уже — шла?) вверх по течению речки, удаляясь от Вилюя.   В этот день похороны Шнырева, тело которого привезли с Эбеляха.

4 июля. Кривонос с Подчасовым летят в район найденных новых следов. Поисковые группы перебрасываются на МИ-8 туда же в верховья Батамайки, а также на ближайшие к этому месту водотоки и сейсмические профили. Последние следы обнаружены в 88 км от Нюрбы. Недалеко от этого места разбросаны обломки вертолета МИ-6, разбившегося в 1980 году с одиннадцатью пилотами на борту. Гиблые места!

5, 6, 7 июля. Поиски Косоруковой продолжаются, хотя надежды найти ее в живых уже не осталось, в чем многие не сомневаются. Пожалуй, надежды не теряет только начальник экспедиции Кривонос, и то скорее из-за безысходности ситуации. Ибо на нем лежит основная тяжесть ответственности. Из Якутска интересуются расследованием несчастных случаев со Шныревым, Преловским и Белыхом. Белых — рабочий Южно-Оленекской партии. Еще 4 июня ушел на рыбалку и не вернулся. Труп его нашли в тридцати километрах от того места, где он построил плот. За месяц с небольшим в экспедиции три трупа и пропавшая студентка. Многовато... В управлении ПГО на продолжении поисков уже не настаивают, но найти хотя бы тело — надо.

8 июля. Очередная переброска поисковых отрядов на возможные пути Движения заблудившейся. В 23 часа 30 минут получено по рации сообщение Колесникова о том, что группой Алексеева обнаружены следы Косо-РУковой в верховьях ручья Хоронох, впадающего в реку Тонгуо, устье которой почти в ста километрах ниже по течению Вилюя от Нюрбы. Туда Алексеев был вывезен накануне в 5 часов вечера. Следы относительно свежие, значит есть надежда, что Косорукова жива.

9 июля. По рации сообщено в поисковые отряды, чтобы снова готовились к переброске. Теперь уже в то место, где найдены Алексеевым следы. Переброска задерживается из-за неисправности МИ-2 почти на три часа. Но с 12 часов до конца дня ближайшие поисковые группы были развезены на точки в радиусе 10-20 км от места находки последних следов.

10 июля. Кривонос делает облет поисковых групп Николаева (4 человека), Полунина (4 человека), Осипова (2 человека), Алексеева (4 человека). Все группы замыкают кольцо поисков вокруг истоков ручья Хоро-нох, где Лазарем Николаевым обнаружены новые и свежие следы беглянки. Алексеев остается на месте найденных следов, остальные вокруг прочесывают местность. После дозаправки вертолет перебрасывает отряд Птичкина и дополнительно завозит людей в отряд Широченского.

Вечернее сообщение по рации: Косорукова нашлась! И живая!! Ее обнаружил в лесу Эрик Алексеев между 19 и 20 часами. Слава Богу!

Нашли ее в 75 км по прямой от того места, где была ее палатка. Если учесть петляние по тайге, она прошла за это время не менее двухсот километров. Беглянка была на ногах и не выглядела слишком изнуренной.

В 9 часов вечера Кривонос забирает Косорукову на борт вертолета и привозит в Нюрбу, где огромная ликующая толпа нюрбинцев восторженно встречала их прилет. После доставки беглянки в больницу на поджидавшей машине скорой помощи врачи интересуются, прежде всего, самочувствием пострадавшей от столь длительного пребывания в тайге без еды и крыши. И получают ответ: «Самочувствие нормальное». Это после 25 дней голодовки!

На следующий день Косорукова неожиданно для всех просит выписать ее из больницы и увезти в общежитие, мотивируя это тем, что она уже совершеннолетняя (26 июня ей исполнилось 18 лет) и вправе самостоятельно принимать решение. Врачам пришлось ее отпустить.

Когда к концу этого трудного, но радостного дня до предела измотанный начальник экспедиции вернулся к себе домой, его встречали уже подгулявшие амакинцы, отмечавшие счастливое завершение сей необыкновенной эпопеи выстрелами из ракетниц и бокалами шампанского.

Интересно отметить, что незадолго до описываемых событий в партии Полунина были Велик с Хюппененом и, как бы предчувствуя этот невероятный случай, проводили инструктаж по ТБ со студенткой Косоруковой и молодой специалисткой Шевцовой. Им подробно растолковывали, что, заплутавшись в лесу, надо идти вниз по первому же попавшемуся ручью. Заблудиться в тех местах, где работала партия Полунина, очень даже просто: местность ровная, как скатерть, и большей частью покрыта густым лесом. Но если идти вниз по любому ручью, то не позднее, чем через сутки, от силы — через двое суток, выйдешь к Вилюю. А на Вилюе всегда люди есть.

Но то ли Косорукова поняла все наоборот, то ли проявила обычное женское упрямство, но, очутившись на речке Батамайке, она пошла не вниз, а вверх по течению. Более того, поплутав в верховьх Батамайки, она вышла на другой приток Вилюя — Тонгуо — и опять же пошла вверх по течению. Такое поведение заблудившейся, вопреки инструктажу и здравому смыслу, и сбивало с толку поисковые группы. Поэтому поиски и затянулись надолго, даже после первой находки ее следов.

Вторым обстоятельством, осложнявшим поиски, было то, что она оставляла мало следов. Она была в кроссовках и поэтому старалась идти по сухим местам. А в сухих местах отпечатков обуви практически не остается.

Третьей причиной, и в первые дни, вероятно, даже основной, — была гордыня, смешанная со стыдом. Косорукова стремилась выйти в лагерь непременно самостоятельно, стыдясь своей оплошности. И какое-то время она даже пряталась от искавших ее вертолетов. Об этом она поведала начальнику экспедиции лишь при прощальной беседе.

Нельзя сказать, что она не была совсем уж непредусмотрительной. При ней были спички и лупа. Но отсутствие опыта привело к тому, что спички она замочила в первую же ночь. А попытки с помощью лупы зажечь бересту успехом не увенчались; береста от солнечных лучей не загорается. Разжечь сухой трухлявый пень ей не приходило в голову. В лесу она, естественно, искала что-нибудь съестное. В основном это была прошлогодняя брусника. Пыталась она есть и старые засохшие грибы, но, пожевав, выплевывала, поскольку этот природный продукт совершенно несъедобен.

После того, как поиски благополучно завершились, в камералке экспедиции разгорелись бурные дебаты по вопросу: кто должен идти в геологию. Коллектив раскололся на два непримиримых лагеря. Одни говорили, что таких чувих, как Косорукова, гнать надо подальше от геологии. Еще не кончила техникум, а уже принесла огромные убытки приютившей ее экспедиции. Семьдесят человек, занятых на поисках, были оторваны от работы, от своих личных дел, вымотаны в тайге. Потрачена масса вертолетных часов, что, в конечном итоге, в ущерб плановым работам экспедиции.

Другие рассуждали примерно так: люди с таким отменным здоровьем, с такой выносливостью — клад для полевой геологии. Только такие в тайге и нужны. А первая ошибка пойдет ей впрок, не будет ее больше леший водить по лесу.

Споры понемногу затихли, спорщики не пришли к единой точке зрения, да и не могли прийти. О дальнейшей судьбе Косоруковой ничего не известно: прижилась она в геологии или нет. Вероятнее всего, родители не пустили ее по геологической стезе, слишком много они пережили за эти 25 дней.

За настойчивые, хорошо организованные и успешные поиски потерявшегося в тайге человека начальник экспедиции, начальник геологического отдела, начальник партии и начальник отряда были ... примерно наказаны.

P.S. Удивительная эта история восстановлена по дневниковым записям В.Ф.Кривоноса и воспоминаниям Т.П.Хюппенена. К сожалению, с другими участниками поисков автору поговорить не удалось, поэтому в канве событий могут быть некоторые упущения и отдельные неточности.

 

Воспоминания Джемса Ильича Саврасова
Книга «Года далёкие... », 2003 год