Ваша корзина: (0) - 0 руб.
| Экспертный совет

Горнодобывающая промышленность Дальстроя в 1932-1941 гг.: Административная и кадровая политика



17 Октябрь 2010

Отношение руководства Дальстроя к административно-управленческому аппарату горнодобывающей промышленности до 1938 г. было в целом достаточно бережным и  взвешенным. С назначением К. А. Павлова ситуация коренным образом изменилась. Выговоры, строгие выговоры, аресты[1], увольнения[2] и даже уголовное преследование за неисполнение требований руководителя Дальстроя стали обычной практикой[3]. Те руководители подразделений, которые полностью выполняли приказы К. А. Павлова, поощрялись[4]. Следующий начальник Дальстроя - комиссар государственной безопасности III ранга И. Ф. Никишов всецело использовал опыт своего предшественника[5].

Одной из наиболее острых проблем для советской золотодобывающей промышленности являлась недостаточная обеспеченность основного производства квалифицированными кадрами. На предприятиях системы Главзолото основными формами подготовки специалистов являлись горнопромышленные училища с трехгодичным сроком обучения, сеть фабрично-заводских училищ (ФЗУ), профессионально-технические курсы, индвидиуальное ученичество. При этом практиковались вербовка рабочих из различных районов страны и общественные призывы молодежи. С 31 января 1935 г. по Главзолоту вышел приказ об обязательном введении государственного экзамена для изучавших техминимум[6]. Незадолго до начала Великой Отечественной войны 2 октября 1940 г. Президиумом Верховного Совета СССР был принят указ «О государственных трудовых резервах СССР»[7]. В соотвествии с пунктом 10 все лица окончившие школы фабрично-заводского обучения считались мобилизованными и были обязаны проработать 4 года подряд на государственных предприятиях, что также должно было в рамках административно-командной системы способствовать решению кадровой проблемы.

Для отдаленных районов деятельности Дальстроя проблема обеспеченности горнодобывающей промышленности квалифицированными кадрами была также весьма актуальна с самых первых лет промышленного освоения Северо-Востока. Для Дальстроя основным способом увеличения количества необходимых специалистов была их вербовка в центральных районах страны и в определенной степени общественные призывы. Однако, этот путь не мог удовлетворить возраставшие потребности Дальстроя. Выход был найден в организации обучения вольнонаемных и заключенных работников непосредственно на Колыме. Так, уже в течение 1933 г. на курсах и посредством индивидуального обучения было подготовлено не менее 640 шоферов, дорожных десятников, прорабов геологов, коллекторов[8]. В 1934 г. в Дальстрое был организован Учебный комбинат, переданный в ведение управления Севвостлага[9]. По отчетным данным в 1935 г. учебным комбинатом Дальстроя было выпущено 1079 курсантов[10].

Для дальнейшего обеспечения горнодобывающей промышленности Дальстроя квалифицированными кадрами 28 сентября 1938 г. при Главном управлении строительства Дальнего Севера в Магадане был организован горный техникум. Первоначально обучение в нем велось на двух отделениях: геологоразведочном и эксплуатации россыпных месторождений[11]. В июле 1939 г. 18 чел. второго курса эксплуатационного отделения Магаданского горного техникума были направлены в ЮГПУ для прохождения производственной практики[12]. Планировался новый набор на 1939/1940 учебный год[13]. Однако в октябре 1940 г. Магаданский горный техникум был ликвидирован[14]. Начальник Дальстроя И. Ф. Никишов в этой связи указывал, что вследствие ограниченной базы для компектования учащимися, техникум «не может ощутимо удовлетворить производство Дальстроя необходимым количеством специалистов». С 27 октября 1940 г. Магаданский горный техникум приказывалось считать закрытым, его курсанты, подходившие по возрасту направлялись в Магаданскую среднюю школу. Специальная комиссия должна была проверить степень подготовки старшекурсников техникума и решить вопрос об использовании их «на практической работе».

В целом в предвоенный период проблему обеспеченности горнодобывающей промышленности Дальстроя квалифицированными специалистами и закрепления их на производстве удовлетворительно решить не удалось (см. таблицу 9), хотя вербовка и организация курсов на местах способствовали некоторому улучшению ситуации.

Таблица 9

Количество квалифицированных специалистов в Дальстрое в 1937-1940 гг. [15]

 

1937

1938

1939

1940

горные работы (эксплуатация) (чел.)

38

107

387

398

геологоразведочные и топографические работы (чел.)

 

30

 

113

 

240

 

381

списочный состав работающих на золотодобыче (чел.)*

23900

50600

71000

92100

*) и заключенных и вольнонаемных

Из приведенных данных следует, что в 1937-1940 гг. количество квалифицированных специалистов в горнодобывающей промышленности Дальстроя, включая геологоразведку, не превышало и 1% по сравнению с общим списочным составом работавших на золотодобыче (на горных работах имеются ввиду такие специалисты как горные инженеры эксплуатации, горные техники, горные маркшейдеры, горные инженеры-обогатители и т.д.; на геологоразведочных и топографических работах - инженеры-геологи, геологи-разведчики, инженеры гидрогеологии, инженеры геодезисты, астрономы, картографы и т.д.) В этой связи на горнопромышленных предприятиях должности административно-технического звена в массовом порядке занимались так называемыми «практиками», т.е. лицами без высшего или среднеспециального инженерно-технического образования в лучшем случае, прошедшими курсы по специальности, но с определенным стажем работы на данном направлении.


[1] ГАМО, Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 50 Л. 155-156 и мн. др.

[2] Там же. Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 50, Л. 135; Д. 58, Л. 231, 242 и мн. др.

[3] Там же. Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 46, Л. 262-263 и др.

[4] Там же. Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 50 Л. 156 и мн. др.

[5] Там же. Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 63, Л. 83, Л. 84, Л. 100 и др.

[6] Хатыллаев М.М. Рабочие золотодобывающей промышленности Восточной Сибири. 1921-1937 гг. – Новосибирск: «Наука», 1986. – С.65-66, 71.

[7] Решения партии и правительства по хозяйственым впросам. В 5 т. – Т. 2. 1929-1940 годы. – М.: Изд-во политич. лит-ры, 1967. – С. 774-775.

[8] ГАМО, Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 402, Л. 164; сч Д. 5, Л. 218.

[9] Там же. Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 9, Л. 157.

[10] Там же. Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 455, Л. 74об.

[11] Там же. Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 38, Л. 71.

[12] Там же. Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 49, Л, 128-129.

[13] Там же. Л. 192.

[14] Там же. Д. 68, Л. 13.

[15] Таблица составлена по: ГАМО, Ф. Р-23сс, Оп. 1, Д. 6, Л. 58; Д. 11, Л. 5.

 

Зеляк Виталий Григорьевич 

Пять металлов Дальстроя: История горнодобывающей промышленности Северо-Востока России в 30-х – 50-х гг. ХХ в.

МАГАДАН – 2004

На сайте проекта Петрографика (www.petrographica.ru) публикуется с разрешения автора