Ваша корзина: (0) - 0 руб.
| Раскрутка сайтов обмен ссылками школа seowizard.ru. Экспертный совет

Специфика формирования социальной сферы Дальстроя в 1932-1941 гг.: Развитие социальной инфраструктуры



30 Октябрь 2010

Руководство Дальстроя строго придерживалось генеральной установки на максимально возможное извлечение стратегически важных полезных ископаемых при минимально возможных затратах. В реализуемой модели промышленного освоения Северо-Востока деятельность отраслей хозяйства, имевших вспомогательное значение, постоянно направлялась «на обслуживание прямым или косвенным путем основного производства золото и олово добычных работ»[1]. Развитию социальной инфраструктуры на Северо-Востоке в данной модели уделялось второстепенное внимание, финансировалась она по так называемому остаточному принципу.

В 1933 г. Дальстрой уже начал капитальные строительные работы в приисковых районах с целью обеспечить прииски жильем, коммунальным обслуживанием, строениями производственного назначения и т.д. Как следует из отчетных документов Дальстроя за 1933 г. удалось построить 119 строений при среднем объеме 1 сооружения в 170 м3. Все здания были деревянными из местного леса, жилые и административные были рубленные. Многие сооружения имели временный характер, хотя и учитывались как постоянные. Кирпичные печи в большинстве случаев отсутствовали, и отопление производилось железными печами времянками[2].

В целом, объем гражданского строительства в приисковых районах в 1933 г. составил 23,6 тыс. м3, но при этом в большинстве своем, даже по собственному признанию руководства Дальстроя, не представлял собой законченного строительства. Многие дома не имели крыш, иногда не имели пола, и в течение года происходили постепенные доделки тех или иных объектов, в ряде случаев доделочные работы переносились на следующий год[3]. Всего в районе приисков в 1933 г. в сооружение жилищных, коммунальных, социально-бытовых, лечебных и торговых зданий было вложено 421,4 тыс. руб.[4]

В соседних с Дальстроем золотодобывающих регионах также имелись значительные проблемы в строительстве жилья. Так в 1933 г. трест «Амурзолото» не освоил и 50% уже выделенных на жилищное строительство сумм. На многих предприятиях обеспеченность жильем составляла 1-2 м2 на человека. Особенно тяжелое положение наблюдалось в Зейском, Могочинском и Джалиндо-Урканском районах[5].

В 1935 г. объемы строительства в Дальстрое были расширены. В целом они составили по отчетным данным 392,8 тыс. м3, а их стоимость - 18,2 млн. руб.[6] В том числе жилых помещений было построено 119,2 тыс. м3 (30,3%), коммунальных – 17,3 тыс. м3 (4,4%), лечебных - 9,4 тыс. м3 (2,4%), культурного назначения - 6,55 тыс. м3 (1,7%). На приисках было возведено 128,8 тыс. м3 зданий[7], из них жилых – 56,3 тыс. м3, коммунальных – 14,4 тыс. м3, культурных - 2,6 тыс. м3, лечебных – 3 тыс. м3. Таким образом, на приисковые районы в 1935 г. пришлась только одна третья часть всех построенных в Дальстрое зданий, в т.ч. 47,2% всех жилых зданий, 83,2% коммунальных, 39,7% культурных и 31,9% лечебных.

Себестоимость строительства 1 м3 деревянных рубленых жилых домов в 1934 г. в Дальстрое составляла 61,2 руб., в 1935 г. 53,8 руб., 1 м3 коммунальных сооружений - 52,1 и 58,4 руб., 1 м3 торгово-складских и общественного питания – 59,4 и 46,4 руб., 1 м3 производственных – 49,8 и 50,7 руб. соответственно[8].

В 1936 г. в приисковое строительство было вложено 8,1 млн. руб., из них 7,1 млн. руб. (87,7%) предназначались на строительство зданий облегченной конструкции с сокращенным сроком амортизации. В итоге в приисковых районах в 1936 г. было возведено 225,1 тыс. м3 таких построек. При этом объем жилых построек составил 101,5 тыс. м3 (45,1%), коммунальных – 56,3 тыс. м3 (25%)[9].

Себестоимость 1 м3 зданий с сокращенным сроком амортизации составила в 1936 г. 29,5 руб., себестоимость 1 м3 зданий постоянного типа - 60,6 руб. (в обоих случаях фактическая себестоимость превышала плановую)[10]. При этом само руководство Дальстроя признавало «крайнюю недостаточность наличных производственных, жилых, социально-бытовых и прочих помещений»[11]. В дальнейшем темпы и объемы строительства объектов социального назначения, так и не смогли достаточно полно удовлетворить потребности населения Северо-Востока.

Из отчетных документов Дальстроя следует, что за 1932-1940 гг. был построен г. Магадан с системой портовых и складских сооружений, проведено строительство магистральных дорог, построены автопроезды к приискам и рудникам, проведена телеграфная связь к центрам горнопромышленных управлений и приискам, осуществлено строительство гаражей и ремонтных пунктов для автотранспорта, построены авторемонтный завод и завод по ремонту горного оборудования, введены в действие малые и средние электростанции, осуществлено строительство нескольких оловообогатительных фабрик[12]. Т.е. производственная инфраструктура Дальстроя развивалась весьма динамичными темпами.

С другой стороны, строительство жилья, больниц, школ, библиотек и других объектов социального назначения в рассматриваемый период проводилось в минимальных объемах (см. таблицу 11). Значительная часть объектов социальной инфраструктуры сосредотачивалась в г. Магадане и национальных поселках. Для сравнения на Алдане в 1932 г. насчитывалось 13, в 1937 – 20 клубов (в т.ч. на прииске «Незаметный» на 680 мест). На Ленских приисках к началу 1938 г. действовало 10 клубов. К началу 1938 г. на Ленских приисках действовало 10 стационарных и 55 передвижных библиотек. Неуклонно рос их книжный фонд. Если в 1935 г. в стационарных библиотеках Бодайбинского района насчитывалось 24,8 тыс. книг, то в 1937 г. – 50 тыс. На Алданских приисках книжный фонд в 1937 г. составлял более 100 тыс. экземпяров. Многие рабочие создавали домашние библиотеки[13].

Таблица 11

Объекты социальной инфраструктуры Дальстроя в 1932-1940 гг.[14]

 

1932

1933

1934

1935

1936

1937

1938

1939

1940

школы*

14

21

27

26

30

34

35

36

32

больницы

6

14

23

25

27

29

32

37

59

детские учреждения

-

2

2

3

5

8

27

31

39

клубы

1

2

3

5

6

9

13

25

34

избы читальни

-

-

2

6

6

11

-

13

16

библиотеки

-

1

2

8

33

70

131

-

191

театры и кинотеатры

-

-

1

2

1

1

3

3

5

*) приводится общее количество школ на конец года

Капитальные вложения в производственную сферу Дальстроя по отчетным данным в 1932-1940 гг. составили 1597 млн. руб.[15] Расходы по статье «социально-культурное строительство» по самым завышенным подсчетам составили не более 27,5 млн. руб.[16] Т.е. на развитие производственной сферы региона в 1932-1940 гг. средств вкладывалось в 58 раз больше, чем в развитие социальной, а следовательно, производственно-социальный комплекс Северо-Востока формировался отнюдь не на взаимодополняющей, гармоничной основе. Развитие социальной инфраструктуры играло в данной модели освоения второстепенную роль.

Форсированное промышленное освоение Северо-Востока в 1932-1940 гг. предопределило складывание на данной территории нового экономического района СССР с преимущественной специализацией на добыче стратегических металлов - золота и олова. Однако однозначным решением вышестоящих органов государственной власти Дальстрою в системе народного хозяйства страны была отведена роль сырьевой базы, несмотря на то, что объективно имелись все предпосылки для более комплексного развития региона. Главными особенностями нового экономического района стали моноотраслевая специализация его производственной инфраструктуры, широкомасштабное использование принудительного труда заключенных, чрезвычайный режим управления территорей.

В целом за 1932-1940 гг. Дальстрой добыл 314,2 т золота, золотодобывающие тресты Главзолота – 575,1 т[17], что составило основу золотого запаса страны и ее валютных операций на внешнем рынке. За предвоенный период удельный вес Дальстроя в общей золотодобыче СССР увеличился с 0,8% в 1932 г. до 46,3% в 1940 г. На Северо-Востоке СССР была успешно начата разработка оловоносных месторождений; за 1937-1940 гг. было получено 2,64 тыс. т олова в концентрате.

            В результате деятельности предприятий системы Главзолота и Дальстроя в 1930-е гг. была полностью восстановлена советская золотодобывающая промышленность, и СССР занял одно из лидирующих мест в общемировой добыче золота. Историко-сопоставительный анализ деятельности Главзолота и Дальстроя в 1930-х гг. позволяет сделать ряд важных выводов. Общими чертами работы Главзолота и Дальстроя был значительный удельный вес мускульных работ (хотя в Дальстрое он был намного больше и составлял основу золотодобычи), для привлечения вольнонаемных специалистов и работников обе организации использовали различные льготы. Также общим являлось и то, что предприятия и Главзолота и Дальстроя дополнительно специализировались на добыче других металлов кроме золота.

Основное отличие в работе этих двух организаций заключалось, прежде всего в том, что в Дальстрое с 1934 г. добыча золота велась на основе широкомасштабного использования труда десятков тысяч заключенных, по сравнению с ними количество вольнонаемных работников было незначительным и в основном это были инженерно-технические и административные работники. В системе Главзолота использовался труд раскулаченных спецпоселенцев, однако, они имели статус вольных старателей, т.е. положение их серьезно отличалось от положения заключенных на Северо-Восточных ИТЛ. 

Другой отличительной чертой являлось то, что в системе Главзолота имелась более развитая производственная инфраструктура и более развитая механизация горных работ, в т.ч. широко использовалась механическая добыча металла, в т.ч. драгами, гидравлическими установками и т.д. В добыче золота трестами Главзолота важную роль играли золоторудные месторождения, удельный вес рудного золота в 1932-1940 гг. составлял в среднем 42,6% от общих объемов, тогда как в Дальстрое оно в этот период не добывалось. Россыпные месторождения Главзолота были намного беднее россыпей Дальстроя. Основой труда предприятий Главзолота являлись старатели и вольнонаемные государственные работники,  Дальстрой с 1934 г. на долгие годы отказался от старательских работ, хотя в значительных объемах сохранялась лотошная промыка.

Вокруг объектов золотодобывающей отрасли возникали населенные пункты, развивались вспомогательные отрасли производства: топливно-энергетический комплекс, ремонтно-механическая база (мастерские и заводы), местная и пищевая промышленности, промышленность стройматериалов и т.д. Однако слабо развитая социальная инфраструктура, интенсивная трудовая деятельность при высоком уровне производственного травматизма[18], удаленное положение Дальстроя от развитых экономических районов страны и малоэффективные меры по решению социально значимых проблем, не способствовали закреплению в регионе вольнонаемных работников и обуславливали значительную текучесть кадров.

В первое десятилетие стало очевидным резко отрицательное влияние горнодобывающего комплекса на экологическую систему Северо-Востока (стремительное истощение лесов, практически полное отсутсвие рекультивационных мероприятий  и мн. др.).

 

 

Зеляк Виталий Григорьевич 

Пять металлов Дальстроя: История горнодобывающей промышленности Северо-Востока России в 30-х – 50-х гг. ХХ в.

МАГАДАН – 2004

 

На сайте проекта Петрографика (www.petrographica.ru) публикуется с разрешения автора 

 

 

 


[1] Там же. Д. 1062, Л. 86.

[2] Д. 402, Л. 41.

[3] Д. 402, Л. 41.

[4] Д. 402, Л. 41.

[5] Кочегарова Е.Д. Золотопромышленность Дальнего Востока (1922-1940 гг.). Исторический опыт. Канд. диссерт. на соискание уч. степени канд. истор. наук. – Благовещенск, 2002. – С. 300-301.

[6] Д. 455, Л. 25об.

[7] Д. 455, Л. 25об.

[8] Д. 455, Л. 27.

[9] Д. 476, Л. 31-31об.

[10] Д. 476, Л. 31об.

[11] Д. 476, Л. 111-111об.

[12] Там же. Ф. Р-23сс, Д. 6, Л. 65.

[13] Хатыллаев М.М. Рабочие золотодобывающей промышленности Восточной Сибири. 1921-1937 гг. – Новосибирск: «Наука», 1986. – С. 90, 93.

[14] ГАМО, Ф. Р-23сс, Д. 6, Л. 84-89.

[15] Там же. Ф. Р-23сс, Д. 12, Л. 8об.

[16] Подсчитано нами по: ГАМО, Ф. Р-23сс, Оп. 1, Д. 12, Л. 15 (по капиталовложениям в здравоохранение не приводятся данные за 1935-1937 и 1939 гг., по вложениям в просвещение - за 1932, 1936, 1937 гг., в этих случаях для подсчета использовались данные впередистоящего года).

[17] Д. 3425, Л. 31.

[18] По официальным данным на предприятиях Дальстроя в 1939 г. количество несчастных случаев на 1000 рабочих составило 84, в 1940 г. – 24 (из доклада председателя Окружкома профсоюзов тов. Строганова А.Г. на IV пленуме Окружкома профсоюзов). - Советская Колыма. - 6 марта.