Ваша корзина: (0) - 0 руб.
| Экспертный совет

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

О времени и условиях образования чароитовых пород разной текстуры

А.  В.  БОРИСОВ (1984 г.)

Интерес к генезису чароита велик, появляется все большее число публикаций об этом недавно открытом и неожиданно красивом камне (Рогова, Завьялова, 1977; Лазебник, Заякина, 1979; Лазебник и др., 1981; Алексеев, 1982, 1983; Владыкин и др., 1983; Воробьев и др., 1983). Единственное пока месторождение чароита приурочено к южному экзо-контакту Маломурунского массива в Восточной Сибири. Здесь на площади около 10 км2 разрозненно располагаются более двадцати чароитопроявлений разного масштаба. Весь чароит добывается сейчас из громадных (до 120 тонн) делювиально-элювиальных глыб. В коренном залегании известны лишь единичные находки чароита, а керновый материал пока ограничен, поэтому полностью восстановить картину образования ча­роита крайне трудно, что и порождает самые различные и нередко дискус­сионные гипотезы о генезисе этого минерала. Их обзор и оценка даны А. Г. Булахом (1984). Во всех публикациях по вопросам генезиса чароита мало характеризуется сам фактический материал — текстуры, структуры, минеральные ассоциации чароитовых пород.

Как установлено (Рогова, Завьялова, 1977, и др.), месторождения чароита приурочены к фенитам. Наиболее часто они имеют эгирино-микроклиновый состав и развиты по песчаникам, сланцам и гнейсам, вмещаю­щим Маломурунский массив. По нашим данным (Борисов, Евдокимов, 1984), фениты образовались в два этапа: прогрессивный и регрессивный, каждый из которых объединяет несколько стадий процесса.

Каждой стадии прогрессивного этапа соответствует образование определенного минерального парагенезиса в площадных (рихтерито-микроклиновых, рихтерито-пироксеновых и пироксено-микроклиновых) и жильных метасоматитах. В регрессивный этап фенитизации процессы минералообразования происходили в основном в зонах брекчирования и в поздних фенитовых жилах. Фениты рассекаются многочисленными дай­ками, штоками, сетчатыми залежами сиенит-порфиров, микросиенитов, в них также располагаются тела кальцитовых, бенстонитовых и кальцито-бенстонитовых карбонатитов.

В фенитах развиты мощные зоны брекчирования. Они прослеживаются по делювиальным глыбам различного размера (до 3—5 м3) на вершинах и склонах гольцов. Реставрируя картину по этим глыбам, можно ориентировочно оценить мощность брекчий в 30—50 м (участки «Старый», «Корен­ной», «Грозовой») при их прослеженной по простиранию длине до 300— 400 м. На западном фланге фенитового поля зоны брекчирования имеют северо-западное простирание и относятся, очевидно, к разрывным наруше­ниям Кеме-Кебектинского разлома. Именно к этим брекчиям и приуро­чена (за ничтожным исключением) вся масса чароита (рис. 1). Те зоны брекчирования, в которых есть чароит, окаймляются, по наблюдениям Ю. В. Иванова и нашим данным, зонами калишпатизации фенитов мощностью до 20—30 м.

Обломки в брекчиях по форме обычно округлые, они окружены кай­мой калиевого полевого шпата (мощностью от 3—4 до 10 мм) и частично переработаны поздними гидротермальными процессами. Обломки сло­жены жильными/ разновидностями щелочных пород: преимущественно сиенит-порфирами, микросиенитами, псевдолейцитовыми тингуаитами, сиенитами, а также фенитами различных стадий прогрессивного этапа фенитообразования. Цементом брекчий являются эгириниты с радиально-лучистой текстурой или крупнозернистые (пегматоидного облика) эгирино-полевошпатовые породы. Они сложены субидиоморфными кристалтовых карбонатитах и непосредственно в фенитах в виде гнезд и прожил­ков. По их геологической информативности все находки чароитовых по­род  можно  разделить  на  четыре  типа.

Первый тип. Это ветвящиеся жилки (в 2—3 см мощностью) тонко-кристаллической «сливной» чароитовой породы в фенитах (рис. 3, а). Они обнаружены на участках «Водораздельный» и «Коренной». Вблизи жилок в фенитах развивается тонкоигольчатый чароит. К этому же типу отно­сятся находки з канавах участка «Южный», где чароит образует прожилки в кварцито-песчаниках. Такие прожилки сложены нацело чароитом и на вид кажутся массивными, но под микроскопом отчетливо различается их микроигольчатое строение.

Второй тип. К нему мы относим глыбы вышеописанных свое­образных брекчий (участки «Старый» и др.). Обломки в них сложены щелочными сиенитами, сиенит-порфирами, биотитовыми лампрофирами. Чароит образует в цементирующей массе брекчии многочисленные микровключения, гнезда, сетчатые прожилки вплоть до анхимономинеральных чароитовых масс. В разрабатываемых глыбах брекчий цементирующая масса — это чароитовые породы разной текстуры, структуры и состава, развивающиеся явно метасоматически по эгирино-полевошпатовому це­менту брекчий. На метасоматический характер чароита указывают сохра­нившиеся в чароитовых породах резорбированные реликты эгирино-полевошпатового цемента. При замещении эгирино-полевошпатовых по­род чароитом происходило растворение эгирина и его частичное переотложение в виде сферолитов. Полевой шпат перекристаллизовывался, ча­стично   растворялся.   При   перекристаллизации   микроклин   становился полупрозрачным, зерна его приобретали изометрический облик. Иголочки чароита обволакивают зерна микроклина, некоторые из них проникают внутрь этих зерен. На рис. 2 зафиксированы начальные стадии такого процесса. Наряду с метасоматическим развитием чароита, возможно, происходило его отложение из гидротермальных растворов по трещинам и в пустотах. Обломки в брекчиях претерпевали изменения. Обычно они окружены каймой микроклина толщиной до 30—40 мм, нередко обломок оказывается нацело замещенным мелкозернистым, плотным микрокли­ном. Внутри обломков развиваются одна или несколько (до 6—7) концент­рических зон (рис. 4), образовавшихся в результате замещения исходной породы массой тонкозернистого эгирина и полевого шпата. Вероятно, каждая зона соответствует отдельной стадии процесса чароитообразования. Чароит также часто проникает внутрь обломков в виде отдельных иголок  или  тонких  прожилков.

Третий тип. К нему относятся глыбы, целиком сложенные чароитовыми породами (участки «Старый», «Коренной», «Грозовой»). По составу, окраске, текстурам эти чароитовые породы полностью иден­тичны цементу в брекчиях из находок второго типа, и, очевидно, генети­чески те и другие глыбы едины. Находки чароита второго и третьего ти­пов  являются  предметом  промышленной  разработки.

Четвертый тип. Глыбы, в которых чароитовые породы контак­тируют с карбонатитами (участок «Коренной»). Четко видно проникнове­ние иголок, волокон, радиально-лучистых агрегатов чароита в карбонатит, рассечение иголками чароита зерен кальцита, полевых шпатов и кварца, указывающее на более позднее образование чароитовых пород по отношению к карбонатитам (рис. 5).

Во всех указанных типах местонахождений чароит встречается в раз­ных  количествах  и  сопровождается  разными сопутствующими и  более поздними минералами.   Эти полиминеральные  образования  переменного состава и принято называть чароитовыми породами в тех случаях, если в них содержится более 40 % чароита. В чароитовых породах известно-более двадцати минералов (Рогова,  Завьялова, 1977). Главными из них являются чароит, микроклин, эгирин, К-арфведсонит, тинаксит и кварц. Второстепенные минералы этих пород пектолит, канасит и волластонит, в числе акцессорных установлены сфен,  апатит,  галенит, халькопирит,, сфалерит,   пирротин,   халькозин,   идаит,   ковеллин,   борнит,   самородная медь, хризоколла, апофиллит. В качестве находок экзотических минералов  обнаружены мизерит,  федорит,  делиит,  бербанкит,  эканит  (Лазебник и др., 1979; Лазебник, Лазебник, 1981), калиевые сульфиды меди и железа  — джерфишерит, мурунскит и талкусит (Добровольская и др., 1980, 1982). В целом, судя по нашим наблюдениям, чароитовые породы формировались    после    образования    эгирино-микроклиновых    фенитов, после процессов брекчирования фенитов и жильных тел, щелочных пород, позже эгирино-полевошпатовых пород в цементе брекчий, а также позже образования карбонатитов.

Текстуры чароитовых пород весьма разнообразны. Однако следует отметить, что чароитовая порода любого текстурного типа сложена мельчай­шими иголочками чароита, образующими те или иные агрегаты. Можно выделить следующие текстурные типы чароитовых пород: 1) массивные, скрытокристаллические («сливные») породы (рис. 3, а); 2) спутанно-волок­нистые породы, для которых наиболее характерны рассланцованность и плойчатость (рис. 3, б); 3) радиально-лучистые и параллельно-лучистые (рис. 3, е), чешуйчато-волокнистые (рис. 3, г), сноповидные длинноволок­нистые (рис. 3, д). Массивные текстуры характерны для мономинеральных жилок чароита в фенитах, но микроскопически устанавливается их спу­танно-волокнистое, иногда слабодирективное, обусловленное субпарал­лельной ориентировкой иголок и волокон чароита, строение. Спутанно-волокнистые породы второго текстурного типа обычны в брекчиях. Иго­лочки чароита располагаются разориентированно,  обволакивая выделения кварца, полевого шпата, корродируя их. При тектонических подвиж­ках по зонам брекчирования эти породы приобретали макроплойчатость, рассланцованность. Кристаллы чароита принимали параллельное положе­ние. В результате порода получает «струйчатый» облик, округлые зерна кварца и полевого шпата как бы «обтекаются» волокнами чароита. Эти факты иногда ошибочно рассматриваются (Владыкин и др., 1983) как следы течения застывающего чароитового расплава. Радиально-лучистые, че­шуйчато-волокнистые и длинноволокнистые сноповидные чароитовые породы являются наиболее поздними и развивались за счет перекристаллиза­ции вышеописанных пород, преимущественно по рассланцованным и плойчатым чароитовым породам спутанно-волокнистого строения (рис. 3, е). Возрастные взаимоотношения между тремя последними тек­стурными типами проблематичны, однако можно заметить, что их образо­вание происходило после подвижек в зонах брекчирования, в относительно спокойных тектонических условиях. Тонковолокнистая разновидность чароита — чароит-асбест — является продуктом гипергенного изменения чароитовых пород (Лазебник и др., 1981), как и апофиллит.

Преимущественная приуроченность чароита к цементу тектонически обмятых, осланцованных брекчий, ветвящиеся жилки минерала в фенитах, проникновение чароитовых масс в окружающие породы и резорбция их, «протыкание» иголками чароита вмещающих и окружающих его минералов, сланцеватые и плойчатые текстуры одних разновидностей чароитовых пород, радиально-лучистые и сноповидные у других, многоразовость процессов перекристаллизации чароита и минеральный состав чароито­вых пород — все это, несомненно, на наш взгляд, говорит о метасоматическом генезисе чароита. По набору возникающих минералов чароитизация справедливо считается новым типом метасоматических процессов (Рогова, 1980), но неверны прежние указания на то, что исходным субстра­том для чароитовых метасоматитов являлись волластонитовые породы (Лазебник и др., 1981) — им был цемент брекчий, изредка — фенит. На­конец, не обнаружено никаких видимых фактов, которые могли бы указы­вать на ликвационный генезис чароитовых пород, по Н. В. Владыкину и соавторам (1983) и Ю. А. Алексееву (1982), или на необходимость предположения об отщеплении «чароитовой магмы» от карбонатитовых распла­вов, по Е.  И.  Воробьеву и соавторам (1983).

Метасоматический процесс изменения фенитов и цемента брекчий протекал, по нашим наблюдениям, многостадийно. Можно выделить, как минимум, три последовательные этапа преобразования исходного субстрата, причем в ходе второго (регрессивного) этапа, сменяя друг друга во времени, образуются по крайней мере три минеральные ассоциации, средняя из них по времени формирования отвечает отложению чароита и в свою очередь представлена тремя парагенезисами. В окружающих фенитах и во включенных в чароитовые массы обломках брекчий параллельно отложению минералов этих парагенезисов развиваются зоны «околочароитовых» метасоматитов. Один парагенезис отвечает времени образова­ния спутанно-волокнистого чароита, следующий — формированию радиально-лучистого чароита, последний — возникновению сноповидного и чешуйчато-волокнистого чароита. Хотя указанные в табл. 1 минераль­ные парагенезисы мало отличаются по набору минералов, четко прослеживается тенденция увеличения железистости в ряду новообразований. Так, в полевых шпатах содержание Fe2O3 нарастает от 1—1.5 % в ранних генерациях (микроклин в цементе брекчий) до 3.5 % в микроклинах позд­них ассоциаций (железо входит в позиции алюминия) (табл. 1). Точно так же в пироксенах из цемента брекчий и в пироксенах ранних чароито-вых ассоциаций содержится 16—20 % Fe2O3, а в пироксенах поздних генераций содержание Fe2O3 возрастает до 28—29 % (табл. 2). Состав же самого чароита, как это следует из материалов Н. В. Владыкина и соавто­ров (1983), К. А. Лазебник (1977), В. П. Роговой и Л. Л. Завьяловой (1977), меняется мало.

Характер эволюции химического состава чароитовых метасоматитов еще требует специального исследования. Сравнивая немногочисленные результаты химических анализов этих пород, можно отметить явную тенденцию к выносу А12О3 в процессе метасоматоза. По нашим данным, в эгирино-полевошпатовом цементе брекчий содержится 13.08 % А12О3  и 3.12 % СаО, а в чароитовых породах (среднее по ан. 5, 6, 8 из табл. 2; Владыкин и др., 1983) содержится 2.40 % А12О3 и 16.18 % СаО. Вынос А12О3 фиксировался в окружающих фенитах в виде ореолов их калишпатизации. Возникавший при этом выносе дефицит алюминия приводил к появлению Fe3+ в несвойственной ему тетраэдрической позиции в ка­лиевом полевом шпате чароитовых метасоматитов. Ведущую роль при раз­витии чароита по эгирино-полевошпатовым породам играл несомненный привнос СаО.

Автор благодарен А. Г. Булаху за консультации при составлении статьи, М. Д. Евдокимову, Г. Б. Иевлеву, Е. И. Воробьеву, Ю. В. Малышонку и К. А. Лазебник за помощь в работе.

 

 

Литература

Алексеев Ю. А. Карбонатиты Мурунского ультракалиевого щелочного комплекса (Северо-западная часть Алданского щита). — Геол. и геофиз., 1982, № 9, с. 62—69.

Алексеев Ю. А. Геология новых (чароитовых) карбонатитов и связанных с ними пород массива. — ДАН СССР, 1983, т. 272, № 1, с. 184—187.

Борисов А. В., Евдокимов М. Д. Фенйты района чароитовых месторождений Му­рунского массива. — ЗВМО, 1984, вып. 4, с. 485—497.

Булах А. Г. К генезису чароита. — ЗВМО, 1984, вып. 2, с. 226—229.

Владыкин Н. В., Матвеева Л. Н., Богачева Н. Г., Алексеев Ю. А. Новые данные о чароите и чароитовых породах. — В кн.: Минералогия и генезис цветных камней Восточной Сибири.  Новосибирск:  Наука, 1983, с. 41—56.

Воробьев Е. И., Малышонок Ю. В., Алексеев Ю. А. О генезисе чароита. — В кн.: Проблемы кристаллохимии и генезиса минералов. Л.: Наука, 1983, с. 72—91.

Добровольская М. Г., Рогова В. П., Цепин А. И., Малое В. С. О сульфидной мине­рализации в чароитовых породах (Мурунский массив, Олекмо-Чарское нагорье). — Минер. журнал, 1980, т. 2, № 6, с. 3—13.

Добровольская М. Г., Малое В. С, Рогова В. П., Вялъсов Л. Н. Новая находка калийсодержащего талкусита в чароитовых породах Мурунского массива. — ДАН СССР, 1982, т. 267, № 5, с. 1214-1217.

Лазебник К. А. Новые залежи чароита из метасоматических пород района Мурунского массива. — В кн.: Минералы эндогенных образований Якутии. Якутск, 1977,  с.   123—135.

Лазебник К. А., Заякина Н. В. О находке бербанкита в чароитовых породах. — В кн.: Бюл. науч. технич. информации (ЯФ АН СССР. Геология и полезные ископае­мые Якутии). Якутск: СО АН СССР, 1979, с. 19—26.

Лазебник К. А., Праценко Е. Г., Лазебник Ю, Д., Быкова А. В. Эканит из метасоматитов В. Сибири. — Минерал, сб. Львовск. ун-та, 1979, № 33, вып. 2, с. 10—18.

Лазебник К. А., Лазебник Ю. Д., Кулагина Д. А. Чароит-асбестовая морфоло­гическая разновидность чароита. — В кн.: Бюл. НТИ. Якутск: ЯФ СО АН СССР, 1981,  с.   23—27.

Лазебник К. А., Лазебник Ю. Д. Редкие силикаты мизернт, канасит и федорит в чароитовых породах. — В кн.: Минералогия и геохимия ультрабазитовых и базитовых пород Якутии: ЯФ СО АН СССР, 1981, с. 32—50.

Рогова В. П., Завьялова Л. Л. Минеральный состав чароитовой породы — нового ювелирно-поделочного камня. — В кн.: Минералы и минеральные ассоциации Вост. Сибири.   Иркутск.,  1977,  с.   135—141.

Рогова В. П. Условия образования чароитовой породы — нового ювелирно-поделочного камня. — В кн.: Самоцветы, Матер. XI съезда ММА, Новосибирск, 1978. Л.: Наука, 1980, с. 79—86.

 

 

Ленинградский университет. 
Поступила в редакцию 16 июня 1984 г.