Ваша корзина: (0) - 0 руб.
| Экспертный совет

К генезису чароита

Рис. 1. Брекчии с чароитовым цементом. Чр — чароитовая порода, Эг — эгиринит, Эг-м — эгирино-микроклиновая порода, Лпр — лампрофир.

Рис. 2. Агрегаты поздних тинаксита (Тн), эгирина (Эг) и кварца (Кв) в чароитовой породе (Чр).

ЗАПИСКИ ВСЕСОЮЗНОГО МИНЕРАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
Ч. CXIII  1984 Вып. 2
ДИСКУССИИ, КРИТИКА, БИБЛИОГРАФИЯ

Д. чл. А. Г.БУЛАХ

К ГЕНЕЗИСУ ЧАРОИТА

Чароит — новый ювелирно-поделочный камень, быстро получивший известность, благодаря своей уникальной красоте. Он открыт в экзоконтактах Мурунского массива? в Якутии и изучен В. П. Роговой и др. (1977), дополнительно исследован К. А. Лазебник (1977), а сопровождающие его редкие минералы описаны во многих публикациях этих же авторов. Большой материал по геологической позиции и составу чароитовых пород получен А. П. Акимовым, Ю. А. Алексеевым, Н. Г. Богачевой, Н. В. Владыки­ным, Е. И. Воробьевым, Е. П. Добрыниной, Ю. В. Ивановым, Г. Б. Иевлевым, К. А. Лазебник, В. Б. Лекух, А. А. Коневым, Ю. В. Малышонком, Е. В. Расческиным, В. Л. Ро­говой, Ю. Г. Роговым и др. Между тем условия образования чароита все еще мало ос­вещены в литературе. В двух публикациях В. П. Роговой (1980, 1982) чароитизация рассматривается как новый тип гидротермальных метпсоматических процессов и указывается, что чароит образуется преимущественно в калиево-полевошпатовых метасоматитах, в свою очередь развитых по кристаллическим сланцам, песчаникам, кварци­там, вмещающим Мурунскпй массив, и по сиенитам, сиенит-порфирам и пегматитам крае­вых частей самого массива. В работе К. А. Лазебник и Ю. Д. Лазебнпка (1981) пишется, что исходным субстратом, подвергшимся чароитизации «являлись, вероятнее всего, волластонит-содержащие породы», возникшие здесь как составная часть ореола фенитов вокруг Мурунского массива. Имеются и совсем иные представления и, в маетности, ука­зания на особые чароитовые карбонатиты и ликвационный генезис чароитовых пород (Воробьев и др., 1983; Владыкин и др., 1983; Алексеев, 1983). В целом проб­лема генезиса чароита пока еще объективно сложна как в силу необычности этого месторождения, так и его единственности. Коренных обнажений здесь крайне мало. Поэтому особо большое значение на всех этапах исследования имеет поиск аналогий для всего месторождения, его фрагментов и отдельных минеральных парагенезисов.

Ранними исследованиями первооткрывателей чароита и новыми работами экспе­диций «Союзкварцсамоцветов» четко установлена приуроченность чароитовых пород. к южным экзоконтактам Мурунского ультракалиевого щелочного массива (Акимов и др., 1980). В них развиты кварциты (сеньская свита), алевролиты и другие породы платформенного чехла Алданского щита, горизонтально налегающие на вмятые в слож­ные складки породы фундамента — здесь это кристаллические сланцы а гнейсы. Пло­щадь находок чароитовых пород составляет около 10 км2, но известны только единичные-небольшие коренные обнажения. Остальные находки — это алювиально-делтовиальные валуны и глыбы размером от долей метров до 10—12 м3. Они кучно располагаются на двадцати небольших участках («Старый», «Якутский», «Грозовой» и др.). Бурением обнаружены прожилки и вкрапленность чароита в разных окзоконтактовых породах.

Как показывают наблюдения в глыбах и валунах, чароит приурочен в них к сильна обмятым брекчиям разного петрографического состава, причем он входит в цементирую­щую массу, явно тяготеет к зонам рассланцевання пород и их милонитизации (рис. 1). Размер обломков обычно не более 50 см, в них обнаружены мелкозернистые массивные-черные эгириниты, эгприно-полевошпатовые мелкозернистые породы, лейкократовые сахаровидные микроклиниты, кварциты, а также лампрофиры, завершающие становление Мурунского массива.

Чароитовая порода из цементирующих, масс имеет переменный состав и строение (Рогова, Завьялова, 1977; Лазебник и др., 1977; Владыкин и др.,  1983). Главными минералами обычно являются чароит, микроклин, второстепенными — кварц, эгирит, рихтерит и др. Количество чароита варьирует от 5 до 90% , он чаще всего образует игольчатые кристаллы, располагающиеся струйчато и обволакивающие обломки в брекчиях, а также проникает внутрь обломков. Встречаются волокнистые, радиально-лучистые, шестоватые агрегаты чароита. Позже чароита в породе кристаллизовались сноповидные сростки тинаксита, звездчатые агрегаты эгирина, иногда нарастающие на кварц  (рис.   2).

В курумниках в участках распространения чароитовых глыб обычны типичные фениты и в различной степени фенитизированные кварциты сеньской свиты, здесь же из­вестны находки глыб и обломков бенстонитовых и кальцитовых карбонатитов (?) и кварц-кальцптовых пород. Фениты из обломков в курумниках весьма разнообразны. Преобладают лейкократовые мелкозернистые массивные и слабо полосчатые микроклиниты, рассеченные редкими ветвящимися жилами полевошпато-эгиринового состава, реже встречаются обломки пироксеномикроклиновых фенитов. Это мезократовые беспо­рядочно полосчатые мелкозернистые породы. По облику, валовому минеральному сос­таву, структурным взаимоотношениям минералов внешне обе разновидности фенитов-неотличимы от фенитов апопесчаниковой серии, развитых вокруг Турьинской щелочно-ультраосновной интрузии на Балтийском щите.

Фенитизированные кварциты, микрозернистые микроклиниты и другие метасоматиты экзоконтактовых ореолов Мурунского массива сравнивались с фенитами и ранее-(Рогова, 1980; Лазебник и Лазебник, 1981, и др.), но сравнения обычно проводились с фенитами вокруг нефелинсиенитовых плутонов — Хибинского и Ловозерского — или с фенитами вокруг некоторых щелочно-ультраосновных карбонатитоносных интрузий Кольского п-ова и Сев. Карелии. Однако фенитизации здесь подвергаются существенна . полевошпатовые, богатые калием породы — гнейсы. Лишь в недавнее время было под­робно изучено пока редкое явление — процессы фенитизации протерозойских кварцито-песчаников, широко развитых вокруг Турьинской щелочной интрузии (Евдоки­мов, 1982). Доказано, что в прогрессивный этап фенитообразования химизм процесса. заключался во все возрастающем цривносе в кварцито-песчаники калия, алюминия, железа, магния, массовом выносе кремния при разной подвижности натрия. При этом" из кварцито-песчаников в результате их последовательного преобразования формиро­вались микроклино-эгириновые и другие фениты. В регрессивный этап процесса в зонах повышенной тектонической активности в фенитах формируются многочисленные кварцеЕО-полевошиатовые, эшрино-полевошпатовые, нефелин о-полевопшатово-эгириновые, волластонитовые, лампрофиллитовьте, арфведсонито-псктолитовые, нарсарсукито-федоритовые, магногиролптовые, апофиллитовые, кварцево-кальцитовые, эгирино-апатитовые и другие гидротермальные жилы. Кроме упомянутых здесь минералов, в фенитах и их минеральных жилах на Турьем полуострове установлены эвдиалит, ла-бунцовит, катаплеит, велерит,рихтерит, силикат титана и бария, анатаз, перовскит, стронцианит, джерфишерит, галенит, сфалерит, т. е. геохимическая ассоциация ми­нералов, типоморфяая для месторождения чароита и до сих пор считавшаяся в лите­ратуре по чароиту уникальной и несравнимой с другими щелочными массивами. Особо показательны находки федорита. Этот минерал открыт Е. И. Нефедовым (Кухаренко-и др., 1965) именно в фенитах Турьего полуострова, а затем обнаружен в фенитах Мурунского массива.

Как видно, в геологической приуроченности к экзоконтактовым ореолам щелочных массивов, в минеральном составе, структуре, характере субстрата метасоматитов, в типоморфных минеральных ассоциациях намечается много аналогичного между породами,, развитыми в районе чароитового месторождения и в фенитовом ореоле Турьинского щелочного комплекса. Чароит и парагенные с ним минералы несомненно являются од­ними из поздних гидротермальных минералов, по времени они аналогичны поздним ми­неральным жилам в фенитах Турьего полуострова. По индексу щелочности (Евдоки­мов, 1982) чароит вполне сопоставим с минералами этих поздних ассоциаций. Видимо, чароит, формируясь в более богатых калием средах, является в какой-то мере экви­валентом высоконатриевых силикатов поздних минеральных ассоциаций в фенитах Турьего полуострова. Безусловно, высказанные здесь предположения еще требуют-более серьезной и документальной их проработки, а само сравнение не исчерпывает всего геохимического и минерального разнообразия пород чароитового месторождения,, т. е. оно не является полным и всесторонним. Все же выявленные признаки сходства столь несомненны, что не могут не учитываться при изучении генезиса месторождения чароита.

Автор благодарен Н. В. Владыкину и Н. Г. Богачевой за содействие в работе, М. Я. Харину за передачу в ЛГУ отличных систематических коллекции чароита, К. А. Лазебиик за обсуждение общих вопросов минералогии месторождения.

 

Литература

Акимов А. П., Иванов Ю. В., Добрынина Е. П. Особенности геологического-строения месторождения «Сиреневый камень» и условия локализации чароитовых тел. — В кн.: Прогнозирование, поиски и оценка месторождений пьезооптическог» и камнесамоцветного сырья: Тез. докл. к совещ. ВИЭМС, 1980, с. 17—18.

Алексеев Ю. А. Геология новых (чароитовых) карбонатитов и связанных с нимж пород. — ДАН СССР, 1983, т. 272, № 1, с. 184—187.

Владыкин И. В., Матвеева Л. Н., Богачева Н. Г., Алексеев Ю. А. Новые данные   -о чароите и чароитовых породах. — В кн.: Минералы и генезис цветных камней Вос­точной Сибири. Л.: Наука, 1983, с. 41—56.

Воробьев Е. И., Малышоноп Ю. В., Алексеев Ю. А. О генезисе чароита. — В сб.: Проблемы кристаллохимии и генезиса минералов. Л.: Недра, 1983, с. 83—93.

Евдокимов М. Д. Фениты Турьинского щелочного комплекса Кольского полуострова.  Изд-во Ленингр.   ун-та, 1982.  246  с.

Кухаренко А. А., Орлова М. П., Булах А. Г., Баедасаров 9. А., Рижская-Корсакова О. М., Нефедов Е. И., Ильинский Г. А., Сергеев А. С, АбакумоваН. Б. Каледонский комплекс ультраосновных щелочных пород и карбонатитов  Кольского полу­острова и Северной Карелии. М.: Недра, 1965. 768 с.

Лазебник К. А., Лазебник Ю. Д. Редкие силикаты — мизерит, канасит, федорит в чароитовых породах. — В кн.: Минералогия и геохимия ультраосновных и базитовых пород Якутии. Якутск, 1981, ЯФ СО АН СССР, с. 32—50.

Лазебник К. А., Заякина Н. В., Лазебник Ю. Д., Сукнев В. С. Новые данные о ча­роите из метасоматических пород района Мурунского массива. — В кн.: Минералы эндогенных образований Якутии. Якутск, СО АН СССР, 1977, с. 123—135.

Рогова В. П. Условия образования чароитовой породы — нового ювелирно-поде­лочного камня. — В кн.: Самоцветы. Мат. XI съезда ММА. М.: Наука, 1980, с. 79—86.

Рогова В. П. Чароитизация — новый тип метасоматических процессов. — В кн.: Тез. докл.  Всесоюзн.  совещ.  по метасоматизму.  ВСЕГЕИ, 1982,  с.  113—118.

Рогова В. П., Рогов Ю. Г., Дриц В. А., Кузнецова Н. И. Чароит — новый минерал и новый ювелирно-поделочный камень. — ЗВМО, 1978, вып. 1, с. 94—100.

Рогова В. П., Завьялова Л. Л. Минеральный состав чароитовой породы — нового ювелирно-поделочного камня. — В кн.: Минералы и минеральные ассоциации Восточ­ной Сибири. Иркутск: Изд-во ин-та геохимии СО АН СССР, 1977, с. 135—142.

 

Ленинградский университет.
Поступила в редакцию 23 мая 1983 г.