Ваша корзина: (0) - 0 руб.
| Экспертный совет

Дальстрой: Динамика развития оловодобычи в годы войны



18 Февраль 2011

Другим, помимо извлечения золота, важнейшим направлением деятельности горнодобывающей промышленности Дальстроя являлась оловодобыча. В 1942 г., как было указано, было организовано новое Чаун-Чукотское оловодобывающее управление. Велись интенсивные работы по освоению и эксплуатации месторождений Омсукчанского района[1], предпринимались активные мероприятия по быстрейшему завершению строительства нескольких оловообогатительных фабрик[2], т.е. все возможные меры к увеличению добычи «второго металла». За работой оловодобывающих предприятий был установлен не менее жесткий контроль, чем за работой золотодобывающих[3].

Особенно успешно в военный период добыча олова развивалась на Чукотке. Еще в начале 1941 г. там заработали первые две шахты на Пыркакайском россыпном месторождении олова. В Иультинском разведочном районе одновременно с геологоразведочными работами велась попутная добыча металла[4]. В навигацию 1941 г. в Певек привезли большую группу заключенных, и вскоре для тех из них, кому предстояло работать на руднике «Валькумей», был построен лагерь. Затем был организован лагерный пункт на прииске «Пыркакай»[5].

Согласно воспоминаниям Я. М. Терентьева, заключенные строившие прииск «Красноармейский» больше года вынуждены были жить в палатках, в том числе и в полярную ночь. Палатка была рассчитана на 25 спальных мест, тогда как  жило в ней человек 50. Рабочий день был по 12 часов (с 7 утра до 7 вечера и с 7 вечера до 7 утра), поэтому одни спали, другие работали. В суровых природно-климатических условиях Чукотки все строительные работы - нарезка шахт с деревянными креплениями, транспортировка грунта на тачках производились заключенными вручную[6]. В 1941 г. Дальстрой добыл 3,2 тыс. т олова в концентрате, в т.ч. 2,4 тыс. т было получено из руд и 0,8 тыс. т из россыпей[7].

Важное значение для эффективной работы оловодобывающего комплекса Дальстроя имели оловообогатительные фабрики, на которых добытая порода доводилась до кондиционного состояния. В течение всего 1942 г. предпринимались самые активные меры по быстрейшему завершению строительства Днепровской, Куранах-Салинской и Кулинской оловообогатительных фабрик[8]. От строительства еще одной - Дарпирской фабрики пришлось отказаться «в связи с недостаточностью изыскательских данных»[9].

Работа оловодобывающей промышленности Дальстроя за счет трудовых усилий заключенных и вольнонаемных работников и богатого содержания на вновь открытых площадях, была высокоэффективна. Многие оловодобывающие предприятия выполняли годовые планы досрочно. Так по данным на 1 сентября 1942 г. Янское и Чаун-Чукотское управления уже выполнили свою годовую программу[10] и дальше работали уже на перевыполнение плана. Тогда же со своим заданием по оловодобычи справилось и Южное управление, хотя олово оно добывало попутно.

Передовые предприятия оловодобывающего комплекса Дальстроя поощрялись. Лучшим управлением в 1942 г. было признано Янское, которое и получило переходящее Красное Знамя и 30 тыс. руб. для премирования своих работников. Из отдельных предприятий в 1942 г. лучшим был признан рудник «Днепровский» Южного управления[11]. В 1942 г. Дальстрой добыл 3,6 тыс. т олова в концентрате (в т.ч. 2,4 тыс. т рудного и 1,2 тыс. т россыпного)[12].

С 1943 г. ЧЧГПУ уверенно заняло ведущее место среди оловодобывающих управлений Дальстроя и намного их опередило. С каждым годом на Чукотке увеличивалась добыча наиболее экономически выгодного россыпного олова, и к концу войны 99% всего россыпного олова Дальстроя добывалось в ЧЧГПУ[13].

В течение 1943 г. руководство Дальстроя периодически приказывало форсировать темпы добычи «второго металла» Колымы, улучшать условия транспортировки и хранения, добытых концентратов[14].

В июле 1943 г. в целях форсирования работы Хениканджинского оловодобывающего комбината Тенькинского управления его начальником и одновременно руководителем строительства был назначен майор государственной безопасности И. С. Тарасов[15]. Здесь мы вновь сталкиваемся с одним из интереснейших феноменов организации работ горнодобывающей промышленности Северо-Востока. Подобные назначения в целях жесткого административно-командного и почти военного управления производственными подразделениями имели место в Дальстрое и ранее. Причем часто получалось, что полуаремейская дисциплина, безоговорочное исполнение приказов начальства очень часто подменяли профессионализм квалифицированных специалистов.

В целом за 1943 г. Дальстрой добыл 3,9 тыс. т оловянного концентрата (в т.ч. 2,8 тыс. т из руд и 1,1 тыс. т из россыпей) [16]. Этот результат стал максимальным за все годы войны. При этом многие оловодобывающие предприятия и управления Дальстроя вновь выполняли свои годовые задания досрочно (например, Чаун-Чукотское управление выполнило годовой план еще в октябре 1943 г.) [17].

В 1944 г. количество добытого олова несколько снизилось и составило 3,7 тыс. т (в т.ч. рудного - 2,5 тыс. т и россыпного - 1,2 тыс. т)[18], хотя отдельные предприятия показали весьма выские результаты. Так на руднике «Валькумей». в 1944 г. было добыто 1200 т олова в концентрате - треть всего олова Дальстроя за этот год[19].

Кроме новых оловоносных месторождений Чукотки, Омсукчанского района и уже известных объектов Янского управления, в годы войны начались эксплуатационные работы на одном из крупнейших в СССР Эге-Хайском оловоносном месторождении Верхоянского района ЯАССР[20].

Сопоставление данных фактического расходования основных видов ресурсов для добычи 1 т олова в концентрате свидетельствует о заметном снижении их расходования в 1944 г. по сравнению с 1943 г. (см. таблицу 17). В частности в 1944 г. на 29% сократилось количество затраченных человеко-дней, на 26% - потребность в сжатом воздухе и электроэнергии, на 18% - в лесоматериалах, на 17% - в детонаторах, потребность во взрывчатых веществах осталась примерно на одном уровне. Таким образом, в отличие от золотодобычи, затраты на 1 т олова в концентрате в Дальстрое в конце войны не только не увеличивались, но даже снижались. Вероятнее всего данное обстоятельство было связано с высоким содержанием олова на разрабатывавшихся месторождениях.

Таблица 17

Расходование основных видов ресурсов на 1 т олова в концентрате в Дальстрое 1943-1944 г.[21]

основные виды ресурсов

ед. изм.

1943

1944

взрывчатые вещества

кг

134,7

134

детонаторы

шт.

226,2

187

бикфордов шнур

п/м

287,8

257

лесоматериалы

м3

4,8

3,93

дрова

м3

-

3,48

уголь каменный

т

-

0,32

жидкое топливо

 

-

118

электроэнергия

Квч

5069,0

3731

сжатый воздух

тыс. м3

35,3

26,0

отработано

человеко-дней

 

563,0

 

398

 

Анализ оснонвных технико-экономических показателей оловодобычи в Дальстрое в 1941-1944 г., свидетельствует о том, что несмотря на заметное снижение объемов переработки горной массы - добыча олова Дальстроем в военный период поддерживалась на весьма высоком уровне и возрастала вплоть до 1943 г. (см. таблицу 18).

 

Таблица 18

Основные технико-экономические показатели оловодобычи Дальстроя в 1941-1944 гг.[22]

 

1941

1942

1943

1944

списочный состав оловодобывающих управлений (чел.)*

 

34980

 

35672

 

32179

 

25490

объем переработки горной массы россыпных месторождений (млн. м3)

общий объем экскаваторных и бульдозерных работ (млн. м3)

 

1,95

 

0,43

 

1,09

 

0,23

 

0,48

 

0,28

 

1,03

 

0,83

объем работ на добыче рудного олова (млн. т)

 

0,34

 

0,42

 

0,48

 

0,34

общий объем промывки песков промприборами (млн. м3)

 

0,73

 

0,45

 

0,17

 

0,23

добыто олова в концентрате (тыс. т)

в том числе рудного

3,2

2,4

3,6

2,4

3,9

2,8

3,7

2,5

*) и вольнонаемных и заключенных

 

Из приведенных данных видно, что за 1941-1944 гг. было добыто 14,4 тыс. т олова в концентрате, т.е. в 5,45 раз больше, чем за предвоенные 1937-1940 гг. Такие высокие показатели добычи олова Дальстроем в военный период объясняются, прежде всего, отработкой наиболее богатых площадей оловоносных месторождений. На 1942-1944 гг. приходится максимум среднего содержания россыпного олова в горной массе. Так, в 1943 г. данный показатель составил 6581 г/м3 на промывке открытых песков и 7275 г/м3 на промывке подземных песков[23]. В 1941-1944 гг. в среднем 70% всего оловянного концентрата поступало от добычи рудного олова; чтобы получить 1 кг рудного олова в указанные годы, требовалось в среднем переработать 156 т руды[24].

По данным на лето 1943 г. оловянный концентрат из Дальстроя поставлялся заводу № 520 НАРКОМЦВЕТМЕТа СССР в г. Новосибирске[25]. Оловянные концентраты Дальстроя отгружались из порта Нагаево (г. Магадан), с пристани Юттях (Янское управление) и с Певека (Чаун-Чукотское управление)[26].

Помимо добычи золота и олова в рассматриваемый период, как следует из отчетных данных, в Дальстрое велась добыча вольфрама. За 1941-1944 гг. было получено 280 т трехокиси вольфрама[27].

 

 

Зеляк Виталий Григорьевич 

Пять металлов Дальстроя: История горнодобывающей промышленности Северо-Востока России в 30-х – 50-х гг. ХХ в.

МАГАДАН – 2004

На сайте проекта Петрографика (www.petrographica.ru) публикуется с разрешения автора 

 

 

 


[1] Там же. Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 90, Л. 174.

[2] Там же. Д. 86, Л. 50; Д. 89, Л. 43.

[3] Там же. Д. 84, Л. 10-11; Д. 85, Л. 18, 23-24; Д. 90, Л. 63-64; Д. 99, Л. 144.

[4] Рощупкин Г. Г. Создание и развитие горнодобывающей промышленности на Чукотке (1917 –1953 гг.). // Из истории промышленного и культурного строительства Чукотки. – Магадан, 1971. - С. 33.

[5] История Чукотки с древнейших времен до наших дней. – М., 1989. – С. 204.

[6] Терентьев Я. М. Рождение прииска. // Краеведческие записки. – Магадан, 1992. – Вып. 18. – С. 88-91.

[7] ссД. 4, Л. 6.

[8] Д. 86, Л. 50; Д. 89, Л. 43 и др.

[9] Д. 86, Л. 178.

[10] Д. 88, Л. 27-29.

[11] Д. 91, Л. 19-20.

[12] ссД. 4, Л. 6.

[13] Рощупкин Г. Г. Создание и развитие горнодобывающей промышленности на Чукотке (1917 –1953 гг.) // Из истории промышленного и культурного строительства Чукотки. – Магадан, 1971. - С. 47.

[14] Д. 101, Л. 147-149 и др.

[15] Д. 99, Л. 144.

[16] ссД. 4, Л. 6.

[17] Д. 101, Л. 181-182; Д. 102, Л. 163 и др.

[18] ссД. 4, Л. 6.

[19] Лугов С. Ф. Моя работа на Колыме и Чукотке. // Краеведческие записки. – Магадан, 1992. – Вып. 18. - С. 10.

[20] Мацуев Л. П. Олово Северо-Востока. // Колыма. – 1981. - № 1. – С. 30.

[21] ГАМО, Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д.  4247, Л. 21об; Д.  4269, Л. 35.

[22] Таблица составлена нами по: ГАМО, Ф. Р-23сс, Оп. 1, Д. 4, Л. 6, Л. 12-14, Л. 17; Д. 8, Л. 11-15.

[23] ГАМО, Ф. Р-23сс, Оп. 1, Д. 11, Л. 17.

[24] Там же. Д. 1958, Л. 159.

[25] ГАМО, Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 4247, Л. 26.

[26] Там же. Д. 99, Л. 136.

[27] Там же. Ф. Р-23сс, Оп. 1, Д. 4, Л. 8.