Ваша корзина: (0) - 0 руб.
| Экспертный совет

Дальстрой: Административная и кадровая политика в военный период



22 Февраль 2011

В военный период была ужесточена политика, проводимая руководством Дальстроя в отношении административно-технического звена горнодобывающей промышленности. Отставание от заданных плановых показателей (суточных, декадных, месячных) расценивалось как «развал работы», «дезорганизация производства», и, следовательно, невыполнение приказов начальника Дальстроя. По подобным формулировкам с занимаемых должностей снимались начальники горнопромышленных управлений[1] и приисков[2], главные инженеры горных предприятий[3].

Наиболее распространенной формой взыскания в военный период стали аресты (обычно с исполнением служебных обязанностей)[4] и строгие выговоры с предупреждением о том, что если руководители производства «в ближайшие дни не выправят работу», то будут привлечены к уголовной ответственности[5].

В особых случаях работник мог быть подвергнут суду военного трибунала войск НКВД по Дальстрою. Уже в июле 1941 г. были сняты с работы и привлечены к уголовной ответственности начальник участка прииска «им. Чкалова» Кизимов (за невыполнение плана и плохую организацию работы) и экскаваторщик Петухов (за 147 ч. простоев в июне 1941 г.). В сентябре 1941 г. «за срыв трудовой дисциплины на участке, пьянство и бытовое разложение» был снят с работы и предан суду «Военного Трибунала» начальник участка прииска «Штурмовой» Черкашин[6].

С 1942 г. в целях «воспитательного» воздействия приговоры «Военного Трибунала Войск НКВД при Дальстрое о вынесении наказаний бывшим руководящим работникам стали объявляться особыми приказами по ГУСДС. Эти приказы должны были доводиться до всех начальников и инженеров приисков, рудников, шахт, участков, также они должны были печататься в газете «Советская Колыма».

В марте 1942 г. было сообщено о приговоре бывшим начальнику и главному инженеру прииска «Ветвистый» Р. И. Блюмкину и В. А. Брауну за «преступное отношение к своим служебным обязанностям», в результате чего на прииске было затоплено несколько шахт. Они были приговорены к двум годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях без поражения в правах[7].

Месяцем позже бывший начальник рудника «Бутугычаг» Сафронов за невыполнение плана добычи олова и перерасход 37 т машинного масла был приговорен к 4 годам ИТЛ[8]. В мае 1942 г. главного механика Северного управления и главных механиков приисков этого управления «Штурмовой», «Одинокий», «им. Водопьянова» и начальника экскаваторного парка прииска «им. Водопьянова» было приказано снять с работы и предать суду военного трибунала «за преступное и безответственное отношение к ремонту и эксплуатации экскаваторных парков Севера»[9].

Подобная жесткая административная политика продолжалась и в 1943-1944 гг.[10]

В целом за годы войны по минимальным подсчетам (на основе приказов начальника ГУСДС) было снято не менее двух начальников горнопромышленных управлений и один понижен в должности, снято не менее 12 начальников приисков и рудников, несколько главных инженеров приисков. Десятки работников среднего административно-технического звена подверглись арестам продолжительностью от 5 до 15 суток, в еще более массовом порядке выносились выговоры и строгие выговоры. Жесткость принимаемых мер была в том числе санкционирована и Москвой. В частности Л. П. Берия была подписана директива о безоговорочном выполнении плана, в соответствии с которой руководство Дальстроя имело полномочия для применения самых суровых мер в целях достижения выполнения государственной программы добычи металлов[11].

Одной из самых актуальных проблем в военный период при отсутствии возможности пополнения с «материка» оставалась обеспеченность производства квалифицироваными кадрами. В условиях нехватки завербованных специалистов, которая была обострена войной, в 1941-1944 гг. Дальстрой продолжал интенсивную подготовка кадров на местах. Для горнодобывающей промышленности преимущественно готовили специальностов для эксплуатационных работ (горный надзор, начальники смен, участков и промприборов), механизации  производственных процессов (машинисты газогенераторных и дизельных экскаваторов), геологоразведки (мастер разведочного бурения)[12]. Курсанты набирались в горнопромышленных управлениях в соответствии со специальными инструкциями. После окончания учебы они распределялись на работу, главным образом, обратно в свои управления[13].

Подготовка кадров велась как при Учебном комбинате Дальстроя в г. Магадане, так и в самих горнопромышленных управлениях. Только за первое полугодие 1942 г. разными формами технической учебы - курсами, семинарами и техминимумом было - охвачено более 5600 чел. При Учебном комбинате Дальстроя было подготовлено 595 чел.: из них начальников участков - 46, начальников смен и промывочных приборов - 135, машинистов экскаваторов - 93, машинистов дизелей - 52, водителей газогенераторных автомашин - 171, механиков газогенераторных автомашин - 18 и т.д.[14] В августе 1942 г. на начальников горнопромышленных управлений была возложена переподготовка водителей, трактористов и мотористов по 140-часовой программе с отрывом от производства[15].

В январе-августе 1943 г. Учебным комбинатом отдела кадров Главного управления Дальстроя было подготовлено 261 чел., в т.ч. для горной промышленности – 94 начальника участков и смен, 43 участковых механиков, 22 механика локомобильных электростанций, дополнительно к этому 22 инженера-обогатителя прошли переподготовку. В горнопромышленных управлениях за тот же период было подготовлено 432 горных мастера и 214 взрывников[16]. Также до конца 1943 г. было подготовлено еще не менее 58 прорабов буровзрывных работ и взрывников[17].

В дальнейшем формирование кадров горнодобывающей промышленности продолжилась по перечисленным специальностям[18]. В 1944-1945 гг. наряду с традиционно значительным количеством подготовки специалистов для эксплуатационных работ и обслуживания механизмов, заметно увеличилось число работников, подготавливавшихся для геологоразведочной и маркшейдерской служб Дальстроя[19], что также свидетельствовало о все более возраставшей необходимости интенсификации геологических исследований на Северо-Востоке к концу войны.

Важная роль отводилась повышению квалификации на местах, которая проводилась преимущественно посредством организации специализированных семинаров, зачастую без отрыва от производства[20]. В апреле 1945 г. для обеспечения четкой и безаварийной работы механизмов, для работников соответствующих предприятий был введен порядок обязательного прохождения техминимума со сдачей экзаменов[21].

 

 

Зеляк Виталий Григорьевич 

Пять металлов Дальстроя: История горнодобывающей промышленности Северо-Востока России в 30-х – 50-х гг. ХХ в.

МАГАДАН – 2004

На сайте проекта Петрографика (www.petrographica.ru) публикуется с разрешения автора 

 

 

 


[1] Там же. Д. 78, Л.186.

[2] Там же. Д. 78, Л. 45, 191; Д. 99, Л. 145, 157, 168; Д. 102, Л. 201-204; Д. 125, Л. 261.

[3] Там же. Д. 78, Л. 45; Д. 79, Л. 162.

[4] ГАМО, Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 79, Л.161, 170; Д. 88, Л. 49; Д. 91, Л. 187; Д. 99, Л. 96; Д. 113, Л. 56; Д. 115, Л. 77; Д. 116, Л. 138-138об.

[5] Там же. Д. 79, Л.161; Д. 88, Л. 60-61, 127-129; Д. 97, Л. 163-164 и др.

[6] Там же. Д. 79, Л.73.

[7] Там же. Д. 85, Л. 64-65.

[8] Там же. Д. 85, Л. 169-170.

[9] Д. 86, Л. 148-149.

[10] Д. 99, Л. 145, 163-164, 168, 197; Д. 102, Л 201-204; Д. 113, Л. 56; Д. 115, Л. 77; Д. 116, Л.138-139 об; Д. 117, Л. 152 и др.

[11] О наличии данной директивы упоминается в приказе по "Дальстрою" №114 от 3 марта 1942 г. (см.: ГАМО, Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 85, Л. 32).

[12] ГАМО, Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д, 84, Л. 146, Д. 85, Л. 125-126

[13] Там же. Д. 87, Л. 107.

[14] Там же. Д. 88, Л. 134-136.

[15] Там же. Д. 88, Л. 42.

[16] Д. 100, Л. 59-61.

[17] Д. 101, Л. 152; Д. 102, Л. 63-64.

[18] Там же. Д. 100, Л. 59-61;  Д.. 112, Л. 22-24, 216; Д. 113, Л. 137-138, 153-154, 180-180об; Д. 114, Л. 79-79об, 104-105; Д. 115, Л. 11-12, 62-63; Д. 116, Л. 77, 122; Д. 117, Л. 67-68об; Д. 124, Л. 4, 71, 78, 96, 144; Д. 125, Л. 77, 121-121об; Д. 126, Л. 56, 63-63об., 91, 107.

[19] Д. 113, Л. 137-138, 153-154, 180-180об; Д. 116, Л. 77; Д. 124, Л. 78, 144; Д. 125, Л. 77, 121 об; Д. 126, Л. 56, 63об, 91.

[20] Д. 85, Л. 136 и др.

[21] Д. 125, Л. 253-254.